Printed from ArielCenter.org

Кто сжигал евреев?

Кто сжигал евреев?

 Email

Кто сжигал евреев?

Хартмут Топф почти всю свою взрослую жизнь пытается понять, почему компания его семьи «Topf & Soehne» 64 года назад согласилась строить крематории для Освенцима и тем позволила придать массовым убийствам конвейерные масштабы. Впрочем, пока он понял одно: исчерпывающего ответа на этот вопрос не существует…

Новая берлинская выставка проливает свет на деятельность «Topf», одной из бесчисленных и, в большинстве своем, забытых небольших фирм, которые поставляли технические ноу-хау на конвеер Холокоста. Почему же этот восточногерманский производитель печей спутался с нацистами, несмотря на четкое понимание целей использования своей продукции?

Архивы свидетельствуют, что братья, которые управляли «Topf», кузены отца Хартмута, вовсе не были фанатичными нацистами и ничем лично не рисковали бы, откажись они от эсэсовских «печных» заказов. Более того, делали они это и не из-за денег. Крематории и вентиляционные системы для концлагерей составляли всего два процента от их оборота, а СС оплачивала работу с опозданиями. Скорее, это была компания тщательных технократов, мотивированных вызывающей задачей усовершенствовать и установить кремационные печи, способные сжигать тысячи трупов ежедневно.

«Это непостижимо, — говорит 70-летний Хартмут Топф в интервью Reuters. — Меня приводит в ярость то, что они были моими родственниками... Они не были ни антисемитами, ни злобными нацистами. Они были нормальными людьми, работавшими в абсолютно нормальной фирме, и это лишь усложняет понимание их действий».

Пятая часть из шести миллионов евреев, убитых в годы Холокоста, была уничтожена в Освенциме. На нацистские лагеря смерти работали сотни подрядчиков, которые поставляли оборудование и знания для реализации «Окончательного решения». В то время как пособничество немецких промышленных гигантов вроде «IG Farben», поставлявших смертоносный «Циклон-Б» для газовых камер, подкрепляется документами, роль меньших фирм и степень их вины остались практически незамеченными в послевоенной истории.

«Еще ребенком я гордился тем, что “Topf” была успешной, известной в мире фирмой», — объясняет Хартмут Топф. Эта гордость испарилась, когда 11-летний мальчик увидел кадры, снятые в лагерях в киноновостях — на крематориях Освенцима и Бухенвальда красовалась табличка с надписью «Topf». «Я отправился в Освенцим и поздоровался там с одним стариком, сказав ему, что меня зовут Топф. “У твоего имени здесь плохой отголосок”, — сказал он. “Знаю. Поэтому я здесь”», — ответил я.

Фирма «Топф и сыновья» была основана прадедушкой Хартмута в 1878 году в Эрфурте. Изначально она производила кремационные печи и плавильное оборудование. Компания базировалась неподалеку от Эттерсбергского холма, где впоследствии возник Бухенвальд. Когда в 1920-х кремация как похоронный ритуал получила в Германии широкое распространение, амбициозный главный инженер компании Курт Пруфер разработал печи, соответствовавшие строгим требованиям о сохранении достоинства тела усопшего. В этих печах открытое пламя не соприкасалось с гробом, а сама кремация происходила без дыма и запаха.

Зная о репутации фирмы, руководство СС в 1939 году обратилось к Пруферу с заказом на крематорий для Бухенвальда, это произошло после эпидемии, унесшей жизни сотен заключенных. Пруфер разработал крематорий, напоминавший кремационные печи для сжигания животных. Инженер знал, что мертвые не будут сжигаться по одному или в гробах и пепел разделять не потребуется. Заказы посыпались в огромном количестве, и Пруфер стремился создать более эффективные печи.

Представленные на выставке документы свидетельствуют о том, что он посещал Освенцим несколько раз и видел свои печи в действии. Но вместо того, чтобы почувствовать отвращение, Пруфер просто обдумывал практические проблемы истребления. Стенограммы его допросов советскими следователями в 1948 году свидетельствуют, что он так никогда и не почувствовал раскаяния.

«Пруфер однажды грозился уйти из-за низкой зарплаты, и они (Эрнст-Вольфганг и Людвиг Топф, — С. Ш.) должны были дать ему уйти... но они не сделали этого. Они продолжили показывать эту глупую лояльность режиму», —говорит Топф.

После того, как в 1945 году нацисты оставили Освенцим, Пруфер даже предлагал СС снова собрать части печей в австрийском Маутхаузене. «Меня передергивает, когда я думаю об этом», —добавляет Топф.

Таблички с именем Топфа на печах облегчили задачу силам союзников — они довольно легко вышли на фирму, производившую адские печи. Американцы отпустили Пруфера через несколько недель, однако когда в Эрфурт пришли советские войска, он был приговорен к 25 годам заключения и умер в 1952-м в одном из советских лагерей.

Людвиг Топф покончил с собой в мае 1945 года, среди прочих отговорок, оставленных в предсмертной записке, заявив о своей невиновности. Его брат Эрнст-Вольфганг бежал в Западную Германию и там предстал перед судом, где заявлял, что деятельность его фирмы не была преступной, а печи были «невинными». После войны он основал новый кремационный бизнес, который функционировал вплоть до банкротства в 1963 году. Эрнст-Вольфганг Топф даже пытался безуспешно получить патент на «четырехъярусную» печь, разработанную его фирмой во время войны.

«В то время не было никакой исторической проницательности. Только отговорки — мол, люди не могли поступать иначе. Меня же от этого просто тошнит», — признается Хартмут Топф.

Сегодня бывшее здание завода «Топф и сыновья» в Эрфурте пустует и находится полуразрушенном состоянии. Фирма была национализирована коммунистами ГДР и функционировала до 1996 года. Власти ФРГ планируют выкупить это место, организовать там постоянную выставку и создать мемориал.

Материал подготовил Станислав Шустерман

 Email